«Я здесь не жених на выданье и радости у многих не вызываю»

0 8

Бывший лидер фракции КПРФ в Мосгордуме Андрей Клычков, в начале октября назначенный врио губернатора Орловской области, в интервью корреспонденту “Ъ” Всеволоду Инютину рассказал о том, кого будет поддерживать на президентских выборах и поможет ли конкурентам пройти муниципальный фильтр на выборах губернатора.

— Комментируя выдвижение Владимира Путина, вы сказали: «Очень важно, что лидер страны заявил об этом именно на встрече с рабочим коллективом предприятия. Это показывает его ориентацию на регионы, на интересы рядовых россиян». Вы поддерживаете его выдвижение?

— Нет, я поддержал форму, в которой оно было сделано. Не среди сотрудников администрации президента или членов правительства, а с народом. Для меня это большое подспорье, я понимаю, что будет уделено внимание простому человеку. Вообще, вряд ли у кого-то были сомнения в том, что Путин выдвинется. У КПРФ 23 декабря съезд, там и появится наш выдвиженец. Я поеду на съезд, но в Орле буду заниматься только техническим обеспечением выборов. Как госслужащий, я не имею права никого публично поддерживать.

— Сходите в отпуск на день, выступите, как делают ваши коллеги. Почему нет?

— Я даже на выходные сейчас сходить не могу, не то что в отпуск. Видимо, это такая особенность начала руководства.

— Перед вами не ставили никаких целей, выраженных в цифрах?

— Они и не будут выражены в каком-то результате за того или иного кандидата. Надо, чтобы кампания прошла чисто. Меня ни на какие совещания в администрацию президента не вызывали. Никакой задачи вроде пресловутого «70 на 70» передо мной не ставили.

— В сентябре избираться уже вам. Опыт прошлых выборов губернатора показал, что без помощи администрации зарегистрироваться нетехническому конкуренту невозможно. Вы дадите оппонентам пройти «муниципальный фильтр»?

— Создать для кого-то все условия и помочь ему стать кандидатом — это вряд ли. А обеспечить, чтобы все было по закону,— другой разговор. Я здесь не жених на выданье и радости у многих, в том числе руководителей и депутатов, не вызываю. На пленуме обкома мне сказали, что у КПРФ достаточно депутатов, чтобы преодолеть «фильтр». Мне хорошо понятна ценность этого: в 2013 году я помогал кандидату от партии Ивану Мельникову пройти «фильтр» на выборах мэра Москвы.

— Занявшему по итогам тех выборов второе место Алексею Навальному мэрия помогла пройти эту процедуру.

— Я не Собянин. Для того чтобы давать команды людям, избранным на местах, нужно как минимум, чтобы они хотели это сделать. Я не хочу загадывать, кого и о чем я попрошу через год.

— Вы ездите по районам, обещаете решить проблемы. Это можно расценивать как начало вашей кампании?

— Есть понимание, что нужно сделать в первую очередь, а что я обязан сделать, изыскивая любые возможности. Поэтому мы в конце года запускаем проект общественного обсуждения планов развития районов. Чтобы жители определяли, что им нужно. Реализовывать мы это будем старым дедовским способом — через районные газеты.

— «Клычков слушает»? «Вырежи купон и отправь наказ Клычкову»?»

— Нет, не «Клычков слушает». Опубликуем план, дадим месяц на сбор предложений, выберем самые насущные проблемы и сообщим, что обязуемся сделать в следующем году.

— Выглядит как старый дедовский способ предвыборной агитации.

— А что я должен делать? Любое действие, которое мы будем представлять публике, можно воспринимать как работу, а можно как агитацию!

— У вас нет «своего» зама по политике. Несколько лет назад вы сказали, что «в каждом регионе есть свой Володин», имея в виду Вячеслава Володина, на тот момент курировавшего внутреннюю политику в администрации президента.

— Я много раз повторял: в отношении каждого из замов, оставшихся от Потомского, я формирую свое мнение. Это только с виду кажется, что тут все управляемо. В Орловской области более трех тысяч местных депутатов, каждый из них человек. Я вам больше скажу. Даже готовя поручения для руководства районных администраций, я пишу, что делаются они по согласованию с главой района. За их спинами годы работы и уважение местных жителей. Многих на встречах жители прямо боготворят. Если говорят, что можно что-то насаждать им — пусть пробуют.

— У Потомского получалось. На его выборы в 2014 году не допустили ни одного настоящего конкурента, и он набрал 87,5% голосов.

— «Настоящий конкурент» — это оценочное суждение.

— Выступая после назначения на пленуме московского горкома КПРФ, вы сказали, что команда Потомского не родная ни вам, ни жителям региона, а коррупцию в госзакупках вы нашли в первую же ночь. Это смертный приговор?

— Он и был приведен в исполнение.

— В отношении всего двух руководителей.

— Вы хотите, чтобы всех уволили и кого-то нового набрали? Кого? Назовите фамилии! Я решение-то приму, но должны сойтись два фактора — причина, достаточная для увольнения, и наличие преемника.

— От Потомского вы получили также закон о митингах, который позволяет запретить практически любую акцию. Вы представляли КПРФ на Болотной площади в 2011 году. Почему вы не предпринимаете шагов, чтобы отменить этот закон?

— Очень удобна привязка к моему появлению на Болотной. С одним лишь «но»: люди вышли туда, чтобы добиться чистых и честных выборов. Я за это продолжаю бороться и сейчас. В Орле каждые выходные подаются заявки на массовые акции, они согласовываются, на них никто не приходит. В Москве я, как депутат, пошел в суд и в итоге дошел до Конституционного суда. Что мешает местным депутатам поступить также?

— Когда вас назначили в Орловскую область, большинство комментаторов расценили это как ссылку. Но было и другое мнение: что вы были бы удобным оппонентом для Собянина на выборах, а потому предпочли быть губернатором в провинции, а не проигравшим кандидатом в мэры столицы. Что ближе к истине?

— Насчет моего удобства для Сергея Семеновича я бы поспорил. Лучше рассматривать ситуацию как вызов и большую ответственность — быть одним из двух губернаторов-коммунистов.

— Традиционно губернатора-коммуниста, тем более с родины Геннадия Зюганова, начинают воспринимать как его возможного преемника. Вы готовы к этой роли?

— Лично у меня нет цели стать лидером партии. И никогда не было. Но если партия скажет мне занять какую-то должность — я ее займу. Будь то руководство партийной организацией или что-то другое. Моя политическая карьера полностью связана с КПРФ, и я не собираюсь это менять.

— Как долго вы собираетесь здесь работать?

— Не поверите — еще 10 лет и 9 месяцев. Максимально возможный по закону срок.

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.