Лига для избранных

0 6

В 2017 году 25-летие отметил один из главных спортивных турниров — футбольная Лига чемпионов. Помимо всего прочего, ее, видимо, следует признать идеальным отражением трендов современного клубного футбола, в котором и слава, и большие деньги достаются узкой группе избранных. Причем ситуацию не в состоянии изменить никакие реформы, формально направленные на демократизацию. Очередная, которая со следующего сезона еще более увеличит количество клубов из ведущих первенств в Лиге чемпионов, выглядит уже не попыткой сломать слишком прочную тенденцию, а примирением с ней.

Этой дате — дате, можно сказать, юбилейной — уделили совсем немного внимания, но на самом деле она, несомненно, его заслуживает. Четверть века назад, осенью 1992 года, стартовал первый розыгрыш Лиги чемпионов, придуманной Союзом европейских футбольных ассоциаций (UEFA), чтобы заменить просуществовавший три с половиной десятилетия Кубок европейских чемпионов. И это был не рядовой ребрендинг, а настоящая революция, выкинувшая на свалку все представления о том, как должны выглядеть еврокубки, все связанные с ними условности. В новый турнир наряду, собственно, с чемпионами были допущены и те, кому не удалось завоевать золото и даже попасть в призеры национального первенства, а рейтинг национального первенства стал определять представительство страны, которое в старой системе ограничивалось одним клубом. Добавление перед play-off группового этапа увеличило плотность календаря. А в качестве цели — такой понятной и привлекательной для всех — было продекларировано повышение конкуренции, а следовательно, интереса к соревнованиям и коммерческой отдачи от них.

Спустя 25 лет после запуска проекта спорить с тем, что основная цель достигнута, нет никакого смысла. Ежегодные доходы от Лиги чемпионов в середине этого десятилетия перевалили за €1 млрд. Спорить можно лишь с тем, насколько она — общеевропейский проект, работающий во благо всего европейского футбола, всех его стран и ниш. Ведь именно на такой ее функции UEFA акцентировал внимание все эти четверть века.

Вернее, и такие споры уже некоторое время кажутся лишними. Лигу чемпионов в том виде, в котором она существует с 1999 года, когда количество участников ее «основной сетки» — то есть пробившихся в групповой этап и получивших возможность неплохо заработать на полагающихся за проведенные матчи и набранные в них очки бонусах — было увеличено до 32, следует считать идеальным отражением процессов, происходящих в европейском футболе. И отражение громко-громко кричит о растущем разрыве между традиционными лидерами и «средним классом» с «бедняками».

Лига для избранных

Эту картину укрепления позиций лидеров, так называемой Большой пятерки, в которую входят Англия, Испания, Германия, Италия и Франция, многократно описывали авторитетные футбольные и экономические издания, вроде World Soccer и The Economist. А “Ъ” решил проиллюстрировать тренд несколькими таблицами и диаграммами. Из них следует, что, если взять клубы, добивавшиеся с 1999 года допуска в топ-32 — в «основную сетку» Лиги чемпионов, и в топ-16 (сейчас это 1/8 финала, на каком-то отрезке она была вторым групповым раундом) — стадию, прорыв в которую гарантирует уже очень солидные доходы, то какие-то существенные метаморфозы в плане расклада происходили исключительно внутри доминирующей «Большой пятерки». Допустим, невозможно не заметить падение Италии. Но набрать такой же «вес», как члены элиты, так никому не удалось. В этом смысле состав play-off текущего розыгрыша Лиги чемпионов вышел совершенно типичным: дюжина делегатов от «Большой пятерки» (пять английских клубов, три испанских, два итальянских, по одному немецкому и французскому) и четыре — от «остального мира». Притом что в UEFA вообще-то входят 55 национальных федераций.

Еще показательнее список финалистов Лиги чемпионов за минувшие 18 лет. Решающие матчи фактически монополизированы даже не «Большой пятеркой», а «Большой четверкой» — испанцами, англичанами, итальянцами и немцами. А без ее представителей случился один-единственный финал — в «аномальном» 2003 году, в котором португальский «Порту» одолел французский «Монако».

Лига для избранных

Но самый громкий крик о неравенстве — это сводная таблица призовых за выступление в Лиге чемпионов. “Ъ” проанализировал отчетность UEFA по последним пяти розыгрышам. В них между клубами, которым довелось сыграть на групповой стадии, была распределена грандиозная сумма — около €5,5 млрд. Но львиную ее долю — €3,9 млрд, примерно 72%, положили в карман те, кто, как правило, и так безумно богат — гранды или близкие к ним по рангу клубы из «Большой пятерки». €1,6 млрд было «размазано» по командам из остальных 27 стран. И эти цифры прекрасно объясняют мысль о том, что Лига чемпионов, позволяя некоторым счастливчикам, в том числе, допустим, из России, прилично пополнить свои бюджеты, не может восприниматься как способ для них совершить скачок в «люксовый» сегмент. Для этого необходимо сломать иерархию, которая смотрится прочной, как титан. Но показательно, что трещинки в ней не возникли, даже несмотря на две родившиеся на стыке прошлого и позапрошлого десятилетий, при прежнем президенте UEFA Мишеле Платини, инициативы. И та, и другая — введение в квалификации «чемпионского» и «нечемпионского» пути и принципов финансового fair-play, ограничивающих траты,— были ведь направлены на «демократизацию», выравнивание «поляны». Но с этой точки зрения эффект на данный момент от них надо признать крайне незначительным. Уровень конкуренции если и растет, то именно внутри элиты.

Лига для избранных

За 25 лет существования Лига чемпионов пережила ряд и косметических, и довольно значительных реформ. В следующем сезоне переживет очередную. По поводу нее шли ожесточенные дискуссии, а сомнения в целесообразности высказывал даже новый президент UEFA Александр Чеферин. Реформа предусматривает пересмотр квот на представительство в Лиге чемпионов, в выигрыше от которого останутся страны, входящие в первую четверку европейского рейтинга. В 2018 году Испания, Германия, Англия и Италия получат по четыре прямые путевки в групповой турнир Лиги чемпионов. На данный момент у них 11 прямых путевок. Очевидно, что дополнительные пять мест появились за счет клубов из стран, расположившихся на более низких позициях. «Большие» клубы получат и финансовые преференции. Ведь распределение призовых будет осуществляться как с учетом спортивного результата команды и ее доли в телевизионных рейтингах, так и былых — «исторических» — достижений.

Аргументы защитников реформы — скажем, главы Ассоциации европейских футбольных клубов (ECA) Карла-Хайнца Румменигге — обычно сводились к тому, что, во-первых, гранды, генерирующие большую часть доходов, примерно 80% (их матчи предпочитает смотреть телеаудитория), заслуживают и большего веса в Лиге чемпионов, а во-вторых, еще повышающаяся «плотность» турнира увеличит поступления. А значит, и «низшим слоям» будет, возможно, перепадать что-то сверх того, что они имеют.

Но, кажется, гораздо честнее было бы назвать эту реформу окончательным отказом от политики лицемерия. Давно же ясно, что Лига чемпионов, какие бы цели ей ни приписывали четверть века назад, превратилась в элитарное сообщество с временными пропусками для простолюдинов. Чем их меньше, тем выгоднее обладателям премиальных абонементов. И ничего с этим уже не поделаешь.

Источник: kommersant.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.